Десятилетиями Германия остается главным выгодополучателем от мировой торговли.

Десятилетиями Германия остается главным выгодополучателем от мировой торговли.
Политика и экономика
0

Весь мир умоляет ее поделиться успехом, но немцы остаются непреклонны, а ФРГ продолжает «пудрить мозги» остальному миру.

Далия Марин и Александр Белов: Project Syndicate:

В начале 2019 года научно-консультативный совет федерального министерства экономики и энергетики Германии опубликовал доклад, в котором эксперты пришли к выводу, который не может не удивить: у Германии, как говорится в докладе, нет доступных инструментов для того, чтобы она могла уменьшить свой огромный внешнеторговый дисбаланс.

Профицит торгового баланса Германии составляет чуть менее 8% ВВП и является самым высоким по сравнению со всеми остальными странами мира. После финансового кризиса 2008 года размер профицита торгового баланса Германии не раз становился объектом, вызывавшим недовольство остального мира. Профицит торгового баланса ФРГ также вызывает озабоченность в Международном валютном фонде (МВФ) и других глобальных институтах, пишет Далия Марин в статье для издания Project Syndicate.

Тем не менее в начале 2019 года научно-консультативный совет федерального министерства экономики и энергетики Германии опубликовал доклад, в котором эксперты пришли к выводу, который не может не удивить: у Германии, как говорится в докладе, нет доступных инструментов для того, чтобы она могла уменьшить свой огромный внешнеторговый дисбаланс.

К такому выводу эксперты пришли после неоднократных жалоб со стороны администрации президента США Дональда Трампа, которая указала на профицит торгового баланса Германии, пригрозив увеличить торговые пошлины и ввести другие протекционистские меры. Даже во времена администрации бывшего президента США Барака Обамы в Вашингтоне неоднократно призывали немецкое правительство сократить профицит торгового баланса. Совсем недавно на саммите G20 признали, что «глобальные дисбалансы» являются одной из центральных проблемных областей.

Предположение экспертов научно-консультативного совета федерального министерства экономики и энергетики Германии, согласно которому страна ничего не может поделать со своим балансом текущих операций, не кажется нам разумным. Баланс текущего счёта отражает разницу между экспортом и импортом. Для того чтобы сократить огромный профицит торгового баланса, Германия могла бы либо сократить свой экспорт, либо увеличить импорт (или сделать и то и другое одновременно). Оба варианта действий находятся в компетенции немецкого правительства.

Например, Германия относительно легко могла бы расширить импорт за счёт увеличения государственных инвестиций. Как ни странно, в докладе научно-консультативного совета эксперты даже не рассматривают это простое и очевидное решение, хотя хорошо известно, что профицит торгового баланса Германии является следствием слишком крупных сбережений и слишком малых инвестиций. Немецкое правительство ежегодно стремится сбалансирвоать свой бюджет, при этом, как отмечает директор брюссельского института «Брейгель» Гунтрам Вольф, немецкие компании инвестируют гораздо меньше по сравнению со своими французскими и итальянскими коллегами.

Инвестиции обычно приводят к увеличению импорта. Например, для строительства новых дорог обычно требуется дополнительная строительная техника, что, в свою очередь, может привести к увеличению импорта промежуточных товаров. Более того, 30−40 евроцентов с каждого дополнительного евро, которое правительство Германии выделяет в рамках государственных инвестиций, расходуют на импорт. Таким образом, увеличение государственных инвестиций приведёт к автоматическому уменьшению профицита торгового баланса.

Это довольно удобно, учитывая то, что государственные инвестиции пользуются большой популярностью и крайне необходимы стране. Темпы роста экономики Германии замедляются. Страна оказалась на грани рецессии, в основном из-за относительного замедления темпов роста экономики Китая, который выступает в качестве ведущего импортёры немецких промышленных товаров. После финансового кризиса экспорт Германии в Китай почти утроился. Однако не стоит ожидать тех же темпов роста в будущем.

С другой стороны, Германия также может попытаться сократить свой экспорт путём переоценки своей валюты. Несмотря на то, что Германия не контролирует обменный курс евро, она может добиться того же эффекта, что и при повышении курса валюты, путём пересмотра своей налоговой политики, благодаря чему экспорт окажется более дорогим, а импорт — менее. Исследования экономистов Эммануэля Фархи и Гиты Гопинат из Гарвардского университета, а также Олега Ицхоки из Принстонского университета, показывают, что снижение налога на добавленную стоимость (НДС) в сочетании с увеличением подоходного налога приведёт к эффекту, фактически сопоставимому с повышением курса валюты.

Как отметили экономисты Фабио Жирони из Вашингтонского университета и Бенджамин Вайгерт из Бундесбанка, в 2008 году Германия подняла НДС с 16% до 19%, но снизила среднюю ставку налога на прибыль с 57% до 47,5%, а ставку корпоративного налога с 56,8% до 29,4%. Подобное сочетание позволило сделать немецкий экспорт менее дорогим, а импорт — более дорогим, что поспособствовало росту профицита торгового баланса. Сейчас ничего не мешает Германии отказаться от этой политики.

Если выбирать между увеличением государственных инвестиций и изменением налоговой политики, первый вариант кажется более предпочтительным. В условиях ослабления экономики изменение налоговой политики является слишком рискованным, поскольку может снизить конкурентные преимущества страны. При этом Германия не может позволить себе вообще ничего не делать. Учитывая то, что принцип многосторонности находится под угрозой, Германия обязана внести свой вклад в дело устранения глобальных дисбалансов. Научно-консультативному совету, наверное, это должно быть лучше известно.

regnum.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *