Как советский химик в блокадном Ленинграде сорвал планы немецкой авиации.

Как советский химик в блокадном Ленинграде сорвал планы немецкой авиации.
Аналитика
0

Ленинградский ученый помог осуществить операции по уничтожению немецкой авиации.

Осень 1941 года была трагическим временем для Ленинграда.  Вокруг города сомкнулось кольцо блокады, беспощадные артобстрелы и бомбовые удары авиации пытались стереть прекрасный город с лица земли.

В первых числах октября в ленинградском небе сбили фашистский самолет Ме-109. Летчик был вынужден приземлиться в черте города. Прибыл патруль, подошли любопытные, одним из которых был выдающийся химик-органик, профессор А. Д. Петров, ученик академика Фаворского.

Увидев струйку горючего, вытекающую из поврежденного бензобака самолета, ученый решил узнать состав бензина, используемого немецкой авиацией, и набрал его в бутылку. С пробой горючего он отправился в свой родной химико-технологический институт.  Здание был пусто-всех сотрудников эвакуировали в Казань. Часть имущества еще не вывезли, и Петрову было поручено следить за ним.

Исследования немецкого бензина показали, что он замерзает при температуре -14 по Цельсию, в то время как аналогичный показатель советского составлял -60 градусов. В этом и крылась причина низкой высоты полета немецкой авиации.  И как же они собирались летать зимой, когда воздух в Ленинграде остынет до -15, например, а то и ниже?

Проявив настойчивость, Петров отправился на прием к замкомандующему ВВС Северо-Западного фронта. Не мешкая, профессор заявил, что ему известен способ уничтожения всех вражеских аэродромов. Военного заинтересовал план профессора.  Чтобы дополнить исследования, Петров проанализировал образцы топлива с подбитого Ю-87, а также добытых разведчиками в тылу врага.  В целом параметры всех проб совпадали.

Теперь настала очередь действовать военным. Сюрприз для врага был строго засекречен; ждали только холодов. Вопрос о температуре воздуха был в те дни самым популярных среди всех посвященных в подробности операции. 30 октября командованию ВВС были доставлены аэрофотоснимки вражеских аэродромов, расположенных в Гатчине и Сиверской. Только на аэродроме в Сиверской разведка выявила 4 транспортных борта, 40 самолетов Ю-88 и 31 истребитель. Утром 6 ноября советские Пе-2 из 125-го бомбардировочного авиаполка под командованием майора Сандалова атаковали фашистский аэродром с высоты 2550 м. Благодаря точному попаданию штурмана головного самолета капитана В.Н.Михайлова, была взорвана стоянка самолетов врага.

Зенитки немцев били без устали, но ни один их самолет так и не взлетел: температура воздуха была ниже -20.  На смену Пе-2 через четверть часа пришли 6 самолетов 174-го штурмового авиаполка, под командованием старшего лейтенанта Смышляева.  Одновременно группа из девяти И-153 била по вражеским зениткам и из пулемета обстреливала стоянки немецких самолетов. Спустя 2,5 часа группа из 7 машин 125-го бомбардировочного авиаполка под командованием капитана Резвых вторично атаковала аэродром.

Кроме этой воздушной атаки, вскоре были нанесены удары и по другим вражеским аэродромам, вследствие чего германский 1-й воздушный флот под командованием генерал-полковника А. Келлера на время был парализован. Конечно, спустя некоторое время фашисты снабдили свои воздушные машины топливом более высокого качества, которое хоть и не дотягивало до советского, выдерживающего температуру до -60, но дало возможность врагу совершать полеты при -20.  Полностью свою мощь немецкие ВВС восстановили только к апрелю следующего года. Тогда и начались массированные бомбардировки города на Неве.

А профессор Петров вскоре после этих событий был эвакуирован в столицу, где после войны встал во главе лаборатории Института органической химии Академии наук. Умер в 1964 году.

zen.yandex.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *