Генпрокурор США о порабощении либералами собственными страстями как новой форме тирании.

28 октября, 2019 | от analytics | в категориях: Аналитика, Бог и общество, Бог и человек, Социология
 Генпрокурор США о порабощении либералами собственными страстями как новой форме тирании.
Аналитика
0

В США либеральный проект стал особой религией, исповедуемой с религиозным нетерпимостью, со всеми атрибутами религии, включая инквизицию и отлучение.

Андрей Шитов, обозреватель ТАСС.

В политической и идеологической «гражданской войне» в США открылся новый фронт. Министр юстиции и генеральный прокурор страны Уильям Барр публично выступил в защиту традиционных моральных и семейных ценностей. В ответ его печатно обозвали негодяем и обвинили в том, будто он пытается отвлечь внимание от политических проблем своего босса Дональда Трампа и даже «превратить Бога в сообщника» президента-республиканца.

«Конституция для набожных людей»

Барр — воцерковленный католик. Нотр-Дамский католический универститет в штате Индиана недавно пригласил его прочесть лекцию о религиозной свободе в США, он согласился.

Министр напомнил, что еще для «отцов-основателей» американского государства «основная угроза для республики исходила не от внешних врагов». «Центральный вопрос в долгосрочной перспективе сводился к тому, сможем ли мы управиться со [своей] свободой, — пояснил он. — Вопрос был в том, смогут ли граждане свободного общества сохранять моральную дисциплину и добропорядочность, необходимые для «выживания» свободных институтов».

Барр указал, что «в классической христианской традиции» природа человека делает его способным творить как добро, так и зло, что порабощение собственными страстями «есть еще одна форма тирании».

Он процитировал в этом контексте второго президента США Джона Адамса: «У нас нет правительства, вооруженного способностью справляться с человеческими страстями, не обуздываемыми моралью и религией. Наша конституция составлялась лишь для нравственных и набожных людей. Она совершенно непригодна для управления любыми другими».

Адамс был президентом США в 1797–1801 годах — после Джорджа Вашингтона и перед Томасом Джефферсоном. Он был первым главой американского государства, жившим и работавшим в Белом доме.

«Мораль пикетчиков»

Барр напомнил, что мировоззрение христиан опирается на «две великие заповеди» — о почитании Бога и о любви к ближнему, т.е. к людям. Замены им, способной заполнить «духовную пустоту» в общественной и личной жизни, не появилось и в современную эпоху, которую на Западе порой именуют «постхристианской».

Министр подчеркнул, что в современной Америке религия оказалась в осаде. «Это не упадок, это организованное разрушение, — сказал он. — Противники религии и их союзники среди «прогрессистов» мобилизуют все силы массовых коммуникаций, популярной культуры, индустрии развлечений и учебных заведений для непрестанных нападок на религию и традиционные ценности».

Парадоксальность ситуации, по мнению американского чиновника, состоит в том, что «светский проект сам стал религией, исповедуемой с религиозным жаром». «Он приобретает все атрибуты религии, включая инквизицию и отлучение», — заявил католик-генпрокурор.

Он противопоставил традиционную христианскую «микромораль», нацеленную на спасение души каждого отдельного человека на путях веры и самосовершенствования, современной «макроморали», по сути, перекладывающей на государство и общество «издержки личной недобросовестности и безответственности» людей.

«Новая светская религия учит макроморали, — сказал Барр. — Мерилом нравственности становится не личное поведение, а приверженность политическим идеям и коллективным действиям в отношении социальных проблем».

«Эта система позволяет нам не особо беспокоиться по поводу требований к нашей личной жизни, поскольку мы обретаем спасение на линии пикетов, — констатировал юрист. — Мы можем проявлять свою «высокую нравственность», участвуя в демонстрациях по тому или иному поводу».

Закон, что дышло

Генпрокурор США с тревогой констатировал, что «в качестве тарана для разрушения традиционных моральных ценностей и утверждения морального релятивизма в качестве новой ортодоксии используется закон».

Сначала — для отмены определенных запретов (важными вехами в этом смысле Барр назвал легализацию сначала абортов, а затем и эвтаназии в США; последняя сейчас легальна в столице и семи штатах). А потом — и для «агрессивного навязывания верующим людям и общинам политических и практических подходов, противоречащих их вере».

«Эпицентром» борьбы против религиозной свободы американский министр считает учебные заведения своей страны. При этом, как он подчеркнул, борьба эта смещается на уровень штатов, поскольку в федеральном центре действующая республиканская администрация защищает традиционные ценности.

Барр выделил три направления атаки со стороны противников религии — по содержанию учебных программ, по доступу к финансированию и по принуждению к «светской ортодоксии». Каждое он проиллюстрировал конкретными примерами.

Так, по его словам, власти штата Нью-Джерси «приняли недавно закон, требующий использования такой учебной программы по ЛГБТ, которая, по мнению многих, несовместима с традиционным христианским учением». Схожие нормы введены и в штатах Калифорния и Иллинойс, причем в калифорнийском округе Орандж местный совет по образованию постановил, что «родителям, не согласным с учебными материалами в отношении пола, половой принадлежности, гендерного выражения и сексуальной ориентации, не разрешается освобождать своих детей от данного обучения».

Собственно, как добавил Барр, «в некоторых случаях школы могут и не предупреждать родителей о том, чему они собираются учить [детей] по сложным вопросам, касающимся сексуального поведения и взаимоотношений».

Пример по финансированию был взят из опыта штата Монтана, где религиозным частным школам запрещено участвовать в одной из благотворительных стипендиальных программ. Минюст США обжалует этот подход в Верховном суде страны.

Третий пример был схож с первым, но не касался содержания учебных программ. В штате Индиана преподаватель через суд опротестовал распоряжение местной католической архиепископии о том, чтобы в ее пределах в католических школах не принимались на работу учителя, состоящие в однополых браках. Минюст США видит в этом нарушение конституционных прав церковной общины и предлагает местному суду отклонить иск.

Конечно, на фоне этих примеров невозможно не вспомнить о том, какой ожесточенной критике подвергался в свое время в США российский закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. Теперь выясняется, что федеральные власти самой Америки встревожены такого рода «обучением» в собственных школах.

Барр в конце выступления заверил, что, пока он остается генпрокурором, «Минюст будет находиться в первых рядах тех, кто готов бороться за самую драгоценную из наших вольностей — свободу жить по собственной вере».

«Бог — сообщник Трампа»?

Одно из центральных американских изданий — газета New York Times — откликнулась на выступление министра комментарием, озаглавленным «Бог теперь — сообщник Трампа. Нетерпимость, расовая и религиозная, есть последнее прибежище негодяя».

Текст написал один из самых известных и авторитетных обозревателей издания — нобелевский лауреат Пол Кругман. По его словам, он услышал в речи отзвуки «языка охоты на ведьм и погромов» (“it’s the language of witch hunts and pogroms”).

«Уж кому-кому, а не Барру было выступать с такой речью, — подчеркнул обозреватель. — Конституция гарантирует свободу религии. Не дело главного правоохранителя в стране осуждать тех, кто пользуется этой свободой, предпочитая не присоединяться ни к какой религии».

Таких, по словам Кругмана, немало: примерно пятая часть населения страны. Приблизительно столько же американцев считают себя католиками.

Через пару дней, словно по заказу, социологический центр им. Пью в Вашингтоне опубликовал итоги нового исследования о религиозной самоидентификации жителей США. Выяснилось, что доля «атеистов, агностиков и «неопределившихся» сейчас даже выше: около 26% против 17% в 2009 году. Христианами себя считают 65% американцев; десять лет назад их было на 12% больше. Католиков действительно около 20%, примерно 43% — протестанты. Президент Трамп принадлежит к протестантской пресвитерианской церкви США.

Причины публичной проповеди со стороны генпрокурора Кругман считает сугубо политическими. «Простите меня за цинизм, но я серьезно сомневаюсь, что Барр, чей босс, должно быть, наименее богоугодный человек из всех, кто когда-либо жил в Белом доме, вдруг к своему ужасу осознал, что Америка становится более светской, — написал он. — Нет, конечно же, этот всплеск рассуждений о Боге — реакция на то, как вокруг Трампа смыкаются стены, как высока вероятность того, что он подвергнется импичменту за свои преступления».

«Скорее всего, попытки подручных Трампа отвлечь внимание от его грехов с помощью призрака секуляризма не сработают, — подытожил атеист Кругман. — Но я могу и ошибаться. И если я ошибаюсь… то могу сказать одно: «Помилуй нас, Господи!»

Конечно, отповедь, в свою очередь, получил и сам либеральный колумнист. Известный консервативный обозреватель и блогер Род Дреер написал, что Кругман «рехнулся из-за речи Барра». Хотя сама эта речь, по мнению Дреера, «стандартная защита роли религии в американской жизни», которая «до 2008 года была бы ничем не примечательной в устах любого генерального прокурора США, будь то республиканец или демократ».

С этим я, правда, не согласен. Речь яркая и необычная. «До 2008 года», когда в США впервые президентом был избран афроамериканец Барак Обама, я на протяжении как минимум двух десятилетий ничего подобного не помню. По-моему, особых атак на религию в те времена в Америке и не бывало.

«До боли знакомая» реакция

«До боли знакомой по отечественному контексту» назвал истеричную либеральную реакцию на выступление Барра в США заместитель председателя Отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Вахтанг Кипшидзе. На его взгляд, ироничное наблюдение о «спасении на линии пикетов», предложенное высокопоставленным американским юристом, «как нельзя лучше применимо к оценке недавнего заявления ряда московских священников, которые сочли своим «нравственным долгом» выступить в защиту участников несанкционированных митингов в Москве».

Речь Барра — это «важное предупреждение тем людям, которые думают, что демократическое государство столь идеально и совершенно, что традиционные ценности ему совершенно излишни», написал мне Кипшидзе. «Это выступление — вклад и в российскую дискуссию о правах человека», — добавил он.

Трамп на пути к победе?

С тем, что в Америке все сейчас так или иначе завязано на предстоящие через год всеобщие выборы, спору нет. И Кругман скорее всего действительно дождется своего вожделенного импичмента, т.е. официального предъявления Трампу обвинений нижней палатой конгресса США.

Но в то, что дело кончится отстранением президента от власти, никто из специалистов пока не верит. Для этого его должен осудить сенат, причем двумя третями голосов. А сейчас большинство в верхней палате конгресса принадлежит правящей Республиканской партии Трампа.

Конечно, идти на выборы под угрозой импичмента для главы государства в любом случае не подарок. Но как минимум один эксперт — политолог и юрист из Амхерстского колледжа Остин Сарат — уже покопался в исторических прецедентах и в Конституции США и утверждает, что Трамп может законно победить на выборах даже в случае импичмента и осуждения. Формально ни то, ни другое не лишает его права на переизбрание.

Кроме того, откровенная травля президента страны может бумерангом ударить и по тем, кто ее организовал. По указанию того же Барра Минюст США уже ведет расследование по этому поводу. И если окажется, что предыдущая демократическая администрация Обамы приложила руку к преследованию политического оппонента, которое он сам называет не иначе как «охотой на ведьм», то как минимум половина американского электората будет крайне возмущена.

Так что чем все кончится, пока предсказать невозможно. Хотя это, конечно, не мешает желающим строить свои прогнозы. Например, рейтинговое агентство Moody’s на основании сугубо экономических показателей на днях предсказало Трампу в 2020 году уверенную и легкую победу.

tass.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *