США меняют правила мировой политики и торговли… для себя.

2 ноября, 2018 | от analytics | в категориях: Государство и право, Политика и экономика
США меняют правила мировой политики и торговли… для себя.
Государство и право
0

Действующая модель глобализации перестает устраивать США, но ее пересмотр может привести к новому кризису мировой экономики.

Владимир Миловидов, заведующий кафедрой международных финансов МГИМО, руководитель центра РИСИ.

Выступая на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН, президент США Дональд Трамп предложил заменить термин «глобализм» на «патриотизм». Оппоненты поспешили поменять коннотацию высказываний главы Белого дома, обвинив его в нарциссическом национализме и изоляционизме. Но это слова, уводящие нас от сути происходящего. Суть в том, что мир, который всего пару-тройку лет назад казался всем нам незыблемым, кардинально меняется прямо на глазах. Кто бы мог представить, что мы услышим из уст президента США анафему в адрес глобального управления? Ведь именно Штаты весь послевоенный период прилагали усилия для его создания. А чего стоят переговоры в Нью-Йорке, в здании ООН, министров иностранных дел Евросоюза, Китая, России и Ирана по поводу создания механизмов обхода американских санкций! А угрозы Трампа покинуть ВТО, сократить финансирование программ ООН, его критика в адрес других международных институтов!

Сегодня многосторонние международные отношения становятся предметом атаки со стороны президента США, продвигающего идеи двусторонних связей и контактов, основанных на взаимных интересах. Трамп часто использует термин «взаимный» (reciprocal) и при первом удобном случае повышает требования к контрагенту и сдвигает пропорцию «взаимности» в свою пользу. Такова лежащая на поверхности явлений логика бизнесмена-переговорщика, получившего высший пост в одном из самых сильных государств мира. Благодаря этой логике многие эксперты по праву называют Трампа человеком, меняющим правила игры, гейм-чейнджером. В этом ему не отказал и сам Генри Киссинджер. А кем же оказываются остальные участники мировой хозяйственной и политической системы — просто геймерами, задача которых принять новые правила и следовать им? Кто выиграет от грядущих перемен, а кто окажется в проигравших?

Геймеры и гейм-чейнджеры

Из всех мировых игроков особое внимание привлекает Китай, чьи торговые отношения с США стали эпицентром глобальной экономической неопределенности. Хотя дополнительные импортные пошлины США на китайскую продукцию и КНР на американскую имеют лишь опосредованный экономический эффект, в развернувшейся между ними торговой войне поставлено на карту очень многое. Взаимная торговля этих стран является лишь малой частью сложных и многомерных интеграционных связей разных отраслей американской и китайской экономик. Учитывая эти связи, нельзя однозначно утверждать, что в США сразу поднимут голову местные товаропроизводители, компании перенесут свои производства на американскую почву, а торговый баланс мгновенно выправится. Эти результаты если и могут быть получены, то только спустя некоторое время и далеко не по всей импортной номенклатуре, ставшей объектом новых пошлин.

Структура китайского экспорта в США свидетельствует о достаточно высоком риске удорожания широкого спектра товаров, продаваемых на американском рынке. Рынок Китая гораздо больше защищен от последствий торговой войны, чем американский, куда значительная масса ширпотреба поступает из Поднебесной. Кроме того, США активно стремятся выйти в лидеры по экспорту сжиженного газа, а Китай — один из крупнейших его потребителей, спрос которого растет. Введение КНР сейчас импортных пошлин на американский СПГ может поставить крест на газовой экспансии США в мире. Американцы осторожничают по отдельным товарным позициям, понимая свою уязвимость. Это и компьютеры, и мобильные телефоны. Производство конечной продукции и компонентов к ним настолько переплетено географически, что введение пошлин может серьезно подорвать долю на рынке тех же айфонов. А учитывая вес Apple в капитализации американского фондового рынка, резкие колебания акций ИТ-гиганта способны обрушить котировки компаний всего технологического сектора.

Значит ли это, что перспективы США в торговой войне с Китаем невысоки? И на что же тогда рассчитывает Трамп? Скорее всего, американский гейм-чейнджер рассчитывает вовсе не на процентные пункты изменений показателей мировой торговли. Не исключено, что его цели более долгосрочные и касаются полной нейтрализации конкурента в будущем. Ведь новые правила игры могут быть очень опасными для Китая, да и для многих других развивающихся стран. Китай — эффективный, искушенный и весьма удачливый геймер, когда играет по тем правилам, что сложились в мировом хозяйстве после войны. Он научился ими пользоваться и получать выгоды даже от американоцентричной хозяйственной системы. Но замысел-то был не в этом. Вся послевоенная система хозяйственных и политических отношений выстраивалась по логике «американоцентричного глобализма». США, периодически корректируя правила игры, укрепляли свое экономическое и политическое доминирование в становящейся глобальной экономике.

Проследим историческую цепочку важнейших экономических событий с конца Второй мировой войны. Соглашение в Бреттон-Вудсе и создание МВФ, Всемирного банка и основ мировой валютной системы, в центре которой оказался имеющий золотой эквивалент американский доллар, образование ГАТТ. Затем отказ от размена доллара на золото, Ямайская валютная система, преобразование ГАТТ в ВТО. Все эти институты глобального управления создавались при активном участии США, имевших финансовые и военные преимущества перед другими странами в достижении своих целей. Каждый элемент этой системы работал на укрепление позиций доллара и как резервной валюты, и как ресурса финансирования программ ООН, и как основного стабилизатора национальных валют развивающихся стран (вспомним Вашингтонский консенсус), и как средства расчетов в мировой торговле, в том числе за поставки энергоресурсов, и как эквивалента капитала и инвестиций во всем мире.

Опасный маневр

Теперь США перестает устраивать эта система. Почему? В том числе потому, что правила игры очень хорошо выучили новые геймеры, которые не только приспособились к ним, но и стали обыгрывать самих разработчиков. Об этом, в частности, свидетельствует статистика торговых споров, рассматриваемых в ВТО, где истцами выступают представители развивающихся стран. Например, Китай инициировал 20 разбирательств, в том числе 15 с США и пять с Евросоюзом. Если взять только страны БРИКС, то на них (за исключением Китая) пришлось еще 62 иска. Американцы уже не раз заявляли, что зачастую проигрывают в спорах именно новым членам ВТО, прежде всего Китаю. Значительные средства развивающимся странам выделяются по линии МВФ, Всемирного банка, ООН. Когда Трамп называет США копилкой, откуда берут деньги все и по любому поводу, это отчасти правда, ведь Америка — крупнейший спонсор практически всех международных институтов.

Но попытка изменить правила игры, сформированные за 70 лет, является куда более серьезным риском для вошедших во вкус геймеров и шансом выиграть для гейм-чейнджера. Если вас долго учили играть в командный футбол, а затем прямо на поле дают перчатки для бокса, где каждый сам за себя, вы вряд ли этому обрадуетесь. В условиях резкой смены правил, сопровождающейся давлением на игроков, выигрывает тот, кто эти правила меняет, поскольку именно он формирует их под себя. Опасность нынешней ситуации для экономической и политической стабильности в том, что наиболее крупные мировые игроки могут оказаться не настолько ловкими, чтобы быстро перейти в новый режим международных экономических отношений. И в Китае, и в других развивающихся странах накопились свои проблемы. В итоге приверженность старым правилам и неготовность быстро отреагировать на появление новых может не только повлечь за собой серьезные внутренние экономические проблемы этих стран, но и обернуться новым глобальным валютно-финансовым кризисом.

Подробнее на РБК:

rbc.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *