По пенсиям и континентам.

По пенсиям и континентам.
Политика и экономика
0

Как русские становятся пенсионерами за рубежом.

Мария Глушенкова

При всех различиях климата, уровня жизни и социальной политики у пенсионеров всего мира есть что-то общее. Мы нашли россиян, которые получают пенсии или только планируют это делать на четырех континентах, и попытались узнать об общих чертах и различиях в жизни пенсионеров-эмигрантов.

«В моем родном Советском Союзе я отработала 45 лет. Была геологом сначала в Сибири, потом в Самарканде. Вообще, я связистка, два года отслужила в армии. Моя специальность называется «радиотелеграфист ракетных войск и артиллерии». После армии пошла работать в геологию — отряды по всей тайге были разбросаны, и везде нужна была связь», — рассказывает Мария.

Сегодня она живет в Италии, в небольшом городке недалеко от Милана. «О пенсионной реформе в России, конечно, слышала. Сама выходила на пенсию еще в советское время. Мне было тогда 56 лет, и я была еще совсем молодая и красивая женщина, потом еще шесть лет проработала в геологии, только сменила род деятельности — была машинисткой. Дети мои к тому времени разъехались — кто в Израиль, кто в Италию. А я и работала, и получала пенсию. Мне удавалось и к детям ездить, я брала отпуск на три месяца, и мне давали. Тогда еще было не так строго, как сейчас», — вспоминает она.

Со временем все дети Марии перебрались в Италию. А когда они обустроились, забрали к себе и мать. В Италию Мария приехала 12 лет назад и сначала получала свою пенсию в Узбекистане. «Составила на соседку доверенность, она получала мою пенсию и пересылала мне. А потом они сказали, что я должна каждые полгода туда ездить, чтобы получать пенсию лично. Мы посчитали, что моей пенсии как раз хватит на авиабилет туда и обратно. Естественно, в этом не было смысла, поэтому пенсию я получать перестала», — говорит она.

В Италии, как и везде, пенсию надо зарабатывать. Мария прожила десять лет на иждивении детей, а потом итальянцы стали выплачивать ей пособие. «Я получаю €632, и плюс есть еще тринадцатая зарплата. Конечно, я ощущаю себя прекрасно. Летаю в Германию, в Грецию к друзьям, в Россию к родственникам почти каждый год», — рассказывает она.

Мария часто ездит в Милан:

«У нас там такие сборища бывают! Все наши, русские. Мы с собой и детей берем. Здесь вообще много наших живет — русские, молдаване, украинцы. Полно!»

По-итальянски Мария практически не говорит. Зато все ее внуки и внучки знают русский язык, потому что общаются с бабушкой только по-русски.

Разумеется, во многом жизнь Марии складывается счастливо благодаря детям. «Дочь купила мне здесь квартиру. В кредит, конечно, но я в своей квартире живу. Если бы мне пришлось квартиру оплачивать, это было бы совсем другое дело», — говорит она.

Однако и социальная система в Италии настроена дружелюбно по отношению к человеку. К примеру, Мария с восхищением рассказывает о медицине в Италии: «В больнице меня дважды оперировали. Все абсолютно бесплатно. И врачи все такие вежливые, обходительные! За мной так ухаживали — словами не передать».

По словам Марии, итальянцы вообще люди вежливые и спокойные. И еще в Италии, как и во многих других странах Европы, действует такая система: если муж-пенсионер работал и заработал себе на пенсию, то, когда он умирает, его жена наследует пенсию мужа и получает две пенсии.

Пенсионерская доля в Австралии.

«Мне 66 лет, жене Ирине 61 год. Мы из Ташкента. Приехали в Австралию в 1991 году», — рассказывает Алекс. Ирина и Алекс живут в Мельбурне, оба работают. Алекс 12 лет работал на фабрике слесарем-сварщиком, сейчас он таксист. Его жена все эти годы была воспитательницей в детском садике.

В прошлом году Алекс должен был выйти на пенсию, но, можно сказать, не успел. До 2017 года пенсионный возраст в Австралии составлял 65 лет, а с прошлого года его повысили до 67. «Хотели поднять до 70 лет. Но у нас сменилось правительство, и новый премьер решил, что это уже слишком, поэтому пока подняли до 67», — рассказывает Алекс.

Причины для столь непопулярной во всем мире реформы в Австралии есть. «Пенсионеров тут развелось! Для них тут разные деревни, дома престарелых. И пенсионеры все такие ухоженные. К ним дети приезжают», — говорит Алекс. По его словам, есть даже элитные дома престарелых, доступные состоятельным пенсионерам. «Они сдают свой дом за миллион, все деньги туда вбухивают и живут в этих домах как в сказке», — рассказывает Алекс.

Его рассказ о жизни пенсионеров в Австралии и правда во многом напоминает сказку. Система государственных пенсий здесь распространяется на всех, за исключением состоятельных граждан. «Пенсии выплачивают по возрасту всем, только если нет домов и активов», — рассказывает Алекс.

Пенсии получают все родственники Алекса, перебравшиеся в Австралию, им уже по 70, 80, 90 лет и больше. По словам Алекса, одинокий пенсионер может рассчитывать на пенсию в $1160 в месяц (1 австралийский доллар — $0,7).

Максимальная пенсия, которую выплачивает государство одинокому пенсионеру, в прошлом году составляла $1815 в месяц. Для супружеской пары этот порог был установлен на уровне $2740 в месяц. Впрочем, по словам Алекса, даже если пенсионер получает $1000–1300 в месяц, это уже неплохо: «Этих денег пенсионеру хватает и на рестораны, и на путешествия, и на внуков».

В Австралии помимо государственной пенсии есть еще накопительная часть, которую работодатель откладывает на личный счет работника. Человеку, который, как Алекс или Ирина, трудится здесь более 20 лет учителем или таксистом, накопить к пенсии $30–50 тыс. вполне под силу. «А есть люди, у которых зарплаты хорошие, скажем, $200 тыс. в год. У них за 20 лет работы накапливается на счету под полмиллиона», — говорит Алекс.

Но даже если человек не заработал каких-то баснословных денег на старость, он может вполне достойно жить. Для людей в возрасте очень важна хорошая и доступная медицина, а с этим в Австралии все в порядке. «Лекарства для пенсионеров практически бесплатные, медицинское обслуживание бесплатное, — говорит Алекс. — Они всех лечат бесплатно! И еще, например, если у пенсионера ноги болят, для них действует скидка на такси в размере 50%. В год на такси для такого пенсионера предусмотрен бюджет — $2,5 тыс.».

Люди пожилого возраста в Мельбурне дома не сидят. «Здесь есть разные центры по интересам. Пенсионеры приезжают в эти центры, и это тоже все оплачивается», — говорит Алекс, который сам на такси регулярно развозит пенсионеров по разным мероприятиям. По его словам, к ним также приходят домой и бесплатно у них убирают.

«И наши родственники — 70, 80, 90 лет — получают все льготы по старости. В США и Израиле люди живут намного труднее. Когда они слышат про наши льготы, они с ума сходят от зависти. Потому что здесь пенсионерам, тем же эмигрантам, и пенсии платят, и медицину оплачивают, и многим помогают с оплатой домов, у них льготы на оплату электричества, телефон. Коммунизм у людей! И даже у тех, кто ничего не нажил, у них минимальный коммунизм тоже!» — смеется Алекс.

«Я все это к тому рассказываю, чтобы вы понимали, почему пенсионеров стало много и с чем связано решение повысить пенсионный возраст», — поясняет Алекс. В Австралии, которая в соответствии с рейтингом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) признана страной с наилучшим качеством жизни в мире, повышение пенсионного возраста связано с тем, что благодаря выстроенной государством социальной и медицинской системе ожидаемая продолжительность жизни у мужчин составляет 82,9 года, а у женщин — 84,8 (ВОЗ).

Бедных в Австралии, по словам Алекса, не более 5%, в основном это эмигранты из Азии и Африки. Богатых тоже немного. «А 70% — это средний класс. И все наши эмигранты здесь имеют свой бизнес — открывают магазины и рестораны».

Высоких заборов в Мельбурне нет, хотя 75% жителей города живут «на земле», в частных домах. Высокие дома, где покупают квартиры состоятельные китайцы, здесь есть только в центре. «Мы два года поработали и купили себе дом. И все, кто с нами приехал, живут в своих домах. Это не считается роскошью», — говорит Алекс.

«Коммерсантъ» от 22.09.2018.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *