Человечество у развилки истории: что делать – расти или развиваться.

31 мая, 2018 | от analytics | в категориях: Аналитика, Культурология
Человечество у развилки истории: что делать – расти или развиваться.
Аналитика
1

Вебер Александр Борисович, доктор исторических наук, доцент,

Доминирующий тип развития, основанный на безудержном экономическом росте, привёл к нарушению биосферного равновесия. Экологические угрозы обозначили пределы роста – растяжимые, благодаря техническому прогрессу, но вполне реальные. Политика глобализации усугубила ситуацию, обострив конкуренцию на мировых рынках и борьбу за доступ к ресурсам.

Но пределы роста – это не предел социального развития. Существуют сферы, где предела нет: это сфера культуры, образования, искусства, спорта, творческой активности. В общественном мнении формируется новый подход к пониманию развития: его целью должно быть развитие человека, общественное благосостояние. Речь идёт о развитии, совместимом с сохранением природной среды в пригодном для жизни состоянии сегодня и в будущем.

В этом основной смысл концепции устойчивого развития, официально признанной мировым сообществом, но пока не ставшей на деле приоритетом мировой политики. Переход к другому развитию встречает явное и неявное сопротивление влиятельных сил, так как предполагает преодоление крайностей неравенства, более справедливое распределение богатства, конструктивное международное сотрудничество, исключающее гегемонистские претензии с чьей-либо стороны. Будущее неопределённо, оно таит возможность разных исходов. Решающее значение приобретает выбор политики развития. Разумное регулирование мировых процессов на основе международно-признанных норм и правил может придать мировому развитию новое качество, адекватное существующим угрозам.

Человечество переживает, возможно, самый опасный период в своей истории. Международный режим нераспространения ядерного оружия расшатывается. На горизонте вновь замаячил призрак ядерной войны. Великие державы продолжают наращивание вооружений, всё более совершенных и мощных. Мир втягивается в ситуацию ползучей экологической катастрофы. Обостряется борьба за доступ к ресурсам. С международным терроризмом далеко ещё не покончено. Людей преследует страх за свою жизнь и жизнь близких, они испытывают неуверенность в будущем, ощущение непрочности, зыбкости существования, беспомощности перед лицом анонимных сил, от которых зависят, но которые не могут контролировать.

Пренебрежение общечеловеческой солидарностью мстит за себя угрозами для всех. Даже самые сильные государства не могут противостоять глобальным угрозам в одиночку, а, следовательно, не могут эффективно защитить и свои национальные интересы.

Поиски выхода из этой критической ситуации неизбежно выводят на вопрос: будет ли мировое развитие и впредь оставаться стихийным, как сейчас, или возобладает достойный человеческого разума выбор в пользу направляемого развития? Неолиберализм, доныне доминирующий в политике Запада, ориентирует в основном на стихийность. Как утверждал идеолог неолиберализма Ф. фон Хайек, свобода личности возможна лишь при условии подчинения человека слепым, безличным силам рынка [Hayek 1944]. Став политикой ведущих государств Запада (рейганизм, тэтчеризм), этот идеологический постулат определил особенность мирового развития, которой Збигнев Бжезинский дал однажды такую образную характеристику: «Мы всё быстрее устремляемся в будущее, но это будущее в растущей мере определяется темпом изменений, а не нашими волями. Мир как самолёт на автопилоте устремляется с возрастающей скоростью в неизвестном направлении» [Brzezinski 1993: xiv].

Ситуация не изменилась и по сегодняшний день; она, похоже, только ухудшается. Состояние неравновесности системы открывает разные возможности – сползание к хаосу либо выход на какой-то более высокий уровень развития [Пригожин, Стенгерс 1986]. Возможные флуктуации и бифуркации в системе должны вызывать тревогу, но дают и надежду. В современных условиях у мирового сообщества есть возможность противостоять стихийности. Лучшее будущее можно обеспечить, если общественный выбор будет разумным [Сен 2004: 274 и след.). «Возможное богаче реального», подчёркивает И. Валлерстайн, цитируя И. Пригожина [Валлерстайн 2005: 288]. Посредством целенаправленных скоординированных усилий можно придать мировому развитию новое качество, адекватное существующим угрозам. В век новейших информационно-коммуникационных технологий координация направленных на разумные цели усилий вполне реальна. Теперь это вопрос политической воли. В наше время более чем когда-либо исход бифуркаций «требует, чтобы им управляли…» [Laszlo 1991].

Пренебрежение общечеловеческой солидарностью мстит за себя угрозами для всех. Даже самые сильные государства не могут противостоять глобальным угрозам в одиночку, а, следовательно, не могут эффективно защитить и свои национальные интересы. Ростки всемирного этоса глобальной солидарности можно усмотреть в распространении практики интернациональной помощи жертвам стихийных бедствий и техногенных катастроф, в содействии развитию проблемных государств по линии ООН, со стороны НПО, в интернационализации борьбы с международным терроризмом, с наркотрафиком, организованной преступностью и пр.

Глобальные вызовы требуют глобальных ответов. Проблема глобального управления (точнее – управляемости) уже многие годы обсуждается в мировом экспертном сообществе [Наше глобальное соседство… 1996]. Элементы глобального управления существуют, но они ограничены отдельными сферами (мировая торговля, финансы, воздушное сообщение и т. п.) и не образуют целостной системы. Между тем, это вопрос, касающийся судеб всего человечества. С проблемой управляемости, или направляемого развития, связаны две крайности: лелеемая одними утопия «мирового правительства» (в той или иной форме) и иррациональные страхи других перед некой «мировой закулисой». Но всё проще: речь идёт о разумном регулировании мировых процессов на основе международно-признанных норм и правил, соблюдение которых, обеспечиваемое коллективными многосторонними структурами, отвечало бы интересам всего мирового сообщества.

Путь к более стабильному и безопасному мировому порядку лежит через диалог и сотрудничество на базе многосторонних комплексных подходов, при уважении многообразия мировых цивилизаций, национальных культур и моделей развития. Императивным требованием становится отказ от конфронтационного и блокового мышления, от стремления к монополии и доминированию в международных делах, от попыток разделения государств на ведущие и ведомые. Особая ответственность лежит на великих державах, на их лидерах. Они должны дать шанс миру на формирование глобальной системы противодействия существующим вызовам и угрозам, новой архитектуры безопасности и устойчивого развития.

Вестник Института социологии, №1, том 9, 2018.

One Comment

  1. Чукча социолог says:

    «Збигнев Бжезинский дал однажды образную характеристику неолиберализму
    (рейганизму и тэтчеризму):
    «Мы всё быстрее устремляемся в будущее, но это будущее в растущей мере определяется
    темпом изменений, а не нашими волями.
    Мир как самолёт на автопилоте устремляется с возрастающей скоростью в неизвестном
    направлении».
    «Элементы глобального управления существуют, но они ограничены отдельными сферами
    (мировая торговля, финансы, воздушное сообщение и т. п.) и не образуют целостной
    системы.»
    ……………………………………………………………………….
    К сожалению, а может быть и нет, США руками Президента Трампа активно занимаются
    разбалансировкой имеющихся элементов глобального управления в мире.
    Но с другой стороны открываются возможности для нашей и других стран, начавших свою
    перестройку намного раньше мирового гегемона, которого ожидает очень нелёгкая жизнь,
    как это было с другими кочевыми (степными) и морскими империями в прошлые века.
    Конец уже близок.
    ……………………………………………………………………….

Добавить комментарий для Чукча социолог Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *