Политика памяти и СМИ.

10 февраля, 2018 | от analytics | в категориях: Аналитика, Социология
Политика памяти и СМИ.
Аналитика
0

А.И. Миллер, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН.

Политика памяти, проводившаяся на протяжении 1990-2000х годов, была неэффективной по целому ряду причин. В подходе российской власти к проблемам исторической памяти отсутствовала целостная стратегия и последовательность.

Дефицит понимания того, какие задачи следует решать в рамках политики памяти, во многом связан с нерешенностью фундаментальных вопросов о будущем страны и противоречивостью продвигаемой модели идентичности. За эти годы не созданы новые, соответствовавшие изменившимся общественным условиям механизмы проведения эффективной политики памяти, в стране нет инфраструктуры СМИ, с помощью которой она могла бы проводиться. В последние 20 лет политика памяти характеризовалась крайне скудным репертуаром символов, событий, фигур прошлого, используемых для мобилизации национальной солидарности и решения других задач. Государство в ряде случаев потеряло инициативу в политике памяти, что особенно очевидно в истории с новым праздником Дня народного единства, главным событием которого в течение уже ряда лет является националистический «Русский марш».

Взять хотя бы сферу СМИ. Необходимо учитывать новейшие тенденции – молодежь читает существенно меньше, и читает иначе. Визуальные формы подачи информации все важнее. Динамично меняется соотношение влияния ТВ, кино и интернета, причем эта динамика существенно различается в зависимости от возрастных и социальных групп.

Сегодня СМИ не просто вносят совершенно недостаточный вклад в политику памяти, но часто выполняют откровенно деструктивную роль.

Телевидение

ТВ – это почти всегда неадекватные форматы обращения к истории. Наибольший вред приносит использование формата «ток-шоу – дуэли» («Суд истории» на РТР, как самый яркий пример). История как предмет схватки двух публицистов-гладиаторов, а зритель СМС-ками должен решить, кто прав, а точнее, кто более ловко и громко кричал. Само представление об истории как предмете уважительного диалога людей с разными точками зрения разрушается, утверждается отношение к истории как полю битвы, выигрывает упрощенный, часто радикальный аргумент.

Другой широко используемый формат – монологическая передача с небольшим вкраплением документальных кадров. Эффективность низка. Очень много зависит от автора – на достойном уровне работают только трое – Парфенов, его ученик Пивоваров, прилично работал Сванидзе в своем большом проекте.

Можно было бы приветствовать запуск специального исторического канала, однако он неизбежно ориентирован на достаточно узкий сегмент аудитории, не может решать задачи политики памяти в масштабе всего общества.

Рекомендации. Нужна специальная еженедельная передача по истории («Наша история»?) формата «Что делать?» Третьякова или «Тем временем» Архангельского. Опытный ведущий с профессиональным историческим образованием. Обсуждение вопросов истории и памяти без использования голосования с помощью смс и выяснений, кто победил. Такая передача должна быть на центральном канале в прайм-тайм. Аудитория – все, но особенно учителя.

Нужно освоить формат историко-документальных фильмов Би-Би-Си – с харизматическим ведущим, несколькими профессиональными историками, дающими краткие комментарии в пределах своей компетенции, богатым видеорядом.

В таком же формате серия историко-документальных фильмов о российских регионах – тема «малой Родины», и ее связи с общероссийской историей. Не столько места туристического интереса, сколько история региона, города. Омск (Сперанский, Колчак, и т.д.), Вятка (Герцен и др., ссылка), Нижний Новгород (Минин, ярмарка) и везде местные заводчики, культура и т.д. Фильм Парфенова об Урале приближается к этому образцу.

Все это должно быть в сетке на таком месте, чтобы было доступно школьникам и школьным учителям, которые могли бы рекомендовать школьникам.

Сериалы на ТВ и большое кино

Кино принадлежит важнейшая роль в политике памяти. Оно должно давать сильные, эмоционально убедительные образы национального прошлого. Это предполагает фильмы высокого художественного уровня, созданные выдающимися режиссерами. Социологические опросы после показа фильма «Катынь» Анджея Вайды по РТР продемонстрировали изменение общественного мнения на десятки процентов. Следовательно, государство должно обеспечить не госзаказ разового типа, но возобновляемый фонд, без сроков по трате денег – то есть ждать достойных заявок без необходимости распределить все и сейчас. Эти фильмы должны показываться на ТВ, тоже в прайм-тайм. Сейчас они если и попадают на телеэкраны, то только через ночные программы («Закрытый показ»).

Сериалы активно осваивают историческую тематику, в особенности ХХ век, причем не только военный период, но и послевоенную эпоху. Ностальгический элемент в таких фильмах – естественен, но слишком часто он становится главным мотивом. В результате лучшим правителем прошлого века по социологическим опросам становится Брежнев. Так мы продолжаем пропагандировать патернализм, стремление к спокойному существованию, прославляем период, когда разлагалась трудовая этика, формировался непродуктивный индивидуализм, блат становился главным регулятором общественных отношений. Эти проблемы остаются среди главных препятствий для успешного развития страны.

Специальный вопрос, который касается всей проблематики исторической памяти, но особенно важен для кино – учет различий между поколениями. И с кино, и с ТВ нужна специальная фокусировка на молодежи.

Система кинотеатров у нас развита слабо, в прокате доминируют иностранные фильмы, молодежь все меньше смотрит телевизор. Те художественные и документальные фильмы, которые активно работают в сфере политики памяти, должны быть доступны в интернете.

Задача интернета – активно помогать школьному учителю истории. Причем в интернете должны быть доступны не только вспомогательные учебные материалы, карты и т.д. Следует создать специальные подборки отрывков из художественных и документальных фильмов, которые помогали бы обсуждать с учениками моральные, эмоциональные аспекты различных тем, в том числе трудных, трагических страниц нашей истории, в особенности ХХ века. Одна из основных проблем преподавания истории в школе – не в усвоении фактического материала, а в отсутствии эмоциональной вовлеченности школьников.

Печатные СМИ

В печатных СМИ у нас нет структуры для ведения исторических дискуссий общенационального масштаба. Именно такие дискуссии оставляют устойчивый след в массовом сознании. Для этого нужно, чтобы 2–3 многотиражных издания в течение продолжительного времени поддерживали дискуссию по важному вопросу исторической памяти, как это делалось в Германии, Франции, Польше при обсуждении различных событий 1930х – 1940х годов. Поскольку тиражи серьезных газет в России ограничены, возрастает роль интернета. В любом случае, важно создать именно инфраструктуру дискуссии, когда взгляды оппонентов не игнорируются, а обсуждаются. Политика памяти, в том числе дискуссии о прошлом, могут стать важным опытом для повышения качества дискуссий в обществе по другим значимым вопросам.

СМИ не выполняют роль навигатора в море исторической литературы, в результате действительно качественные и хорошо написанные вещи остаются незамеченными (например, многие книги из РОССПЭН-овской серии о сталинизме), а гиганты типа ЭКСМО продвигают десятки томов зачастую низкопробной литературы. Отчасти задачу привлечения внимания к качественным книгам по истории можно решать в передаче «Наша история», отчасти нужно восстановить культуру рецензий в общедоступных СМИ. Основные исторические книги и журналы должны быть доступны, лучше бесплатно, для интернет-пользователей — учителей, школьников, студентов.

Совет по внешней и оборонной политике. Стратегия ХХI.

Политика исторической Памяти как основа формирования коллективной идентичности и национального самосознания.

svop.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *