Русофобия и двойные стандарты в политике как болезнь американской политики.

22 января, 2018 | от analytics | в категориях: Политика и экономика, События в мире
Русофобия и двойные стандарты в политике как болезнь американской политики.
Политика и экономика
0

«Россия, Россия, Россия. Простенько и удобно для тупой пропаганды».

Министр иностранных дел Сергей Лавров в субботу вернулся из трехдневной поездки в Нью-Йорк, где принял участие в двух заседаниях Совбеза ООН и провел ряд встреч. В ходе визита он рассказал корреспонденту “Ъ” Елене Черненко о том, почему нынешний кризис в отношениях с США хуже холодной войны, где у России «красные линии».

— Вернемся к американцам. Американские СМИ сообщали, что в марте 2017 года Россия передала США предложения по налаживанию отношений в формате non-paper, там якобы было несколько пунктов. С учетом наращивания американской стороной санкционного давления и всего того, что произошло в отношениях РФ и США за год, эти предложения еще в силе?

— Предложения в силе всегда. Мы никогда не встаем в позу, а стараемся понять контекст тех действий, которые предпринимают американцы или другие наши коллеги. В данном случае мы прекрасно понимаем, что имеет место сочетание целого ряда факторов, которые обуславливают такую беспрецедентную агрессивность, как сейчас принято говорить, американского истеблишмента.

Главный фактор — демократы не могут пережить свое поражение, вложив столько сил и предприняв столько действий, в том числе по снятию Берни Сандерса «с пробега», о чем сейчас мало хотят вспоминать. Это было прямое манипулирование избирательным процессом, грубейшее нарушение Конституции США.

Второй фактор — это то, что большая часть Республиканской партии также оказалась в ситуации, когда они получили внесистемного президента, который «не пророс» сквозь все ступени республиканского истеблишмента и который «на поляне» республиканцев получил голоса избирателей в ходе праймериз. Как бы ни относиться к действиям президента США Дональда Трампа, как бы ни квалифицировать его не очень, может быть, привычные для традиционных дипломатов и политологов действия…

— Он как слон в посудной лавке рушит все международные договоренности.

— Как бы ни относиться к этим действиям, сейчас мы говорим о том, каковы причины совершенно беспрецедентного возмущения американских политиков. Республиканцам тоже не нравится, что к власти пришел человек, который доказал, что существовавшая многие десятилетия (больше ста лет) система, когда две партии расписали правила игры (я сегодня на четыре года прихожу во власть, потом еще на четыре, а ты пока посиди в бизнесе, потом наступит твоя очередь, а я посижу в бизнесе), рухнула, потому что пришел Дональд Трамп. Но он пришел не потому, что он мессия, а потому что общество устало и стало тяготиться традиционной несобытийной сменой лидера.

Если посмотреть на структуру американского общества, также станет понятным, что там происходят интересные демографические процессы. Неслучайно этнические элементы вызывают сейчас долгие и глубокие споры о том, возрождается ли или обостряется расизм, который в американской политике латентно или явно присутствовал всегда. Это все очень непростые процессы, которые будут длиться долго.

Еще раз скажу, что одна из причин — это поражение демократов, которое они до сих пор не могут пережить. Вторая — слом системы, которая существовала в двухпартийном разрезе. Такая «полюбовная» процедура продолжалась многие избирательные кампании.

Третий элемент, который я выделю отдельно, это ощущение утраты возможности влиять на все процессы в мире в интересах США. Может быть, это парадоксально звучит, но это так. Это будет ощущаться очень длительный период.

Даже во времена холодной войны США были гораздо более мощными с точки зрения их доли в мировой экономике и, конечно, абсолютно доминирующей позиции в мировой валютной системе, когда не было евро, про юань вообще никто не слышал, тем более про рубль. Сейчас у США 18–20% мирового ВВП. Это уже совсем не половина, как это было раньше, и уж тем более не те цифры, которые были после Второй мировой войны.

Ощущение того, что не все поддается решению из одного центра, также проявляется в русофобской кампании. Есть еще Китай и другие большие страны, многие из которых, может быть, предпочитают не замечать американские эксцессы. В нашем случае это сделать трудно, потому что первые две причины — поражение демократов и разлом системы — сразу каким-то образом привели к тому, что на нас «показали пальцем».

Были какие-то контакты каких-то людей с какими-то представителями американской политической элиты. Были контакты посла Российской Федерации в США Сергея Кисляка с советником президента Дональда Трампа по национальной безопасности Майклом Флинном. Это абсолютно нормально и не должно было вызывать таких реакций, тем более что по сравнению с тем, что американские дипломаты делают в России, то, что пытаются вменить российскому послу и посольству России в США,— это «детский лепет».

Но поскольку не последовало реакции на серию принятых в отношении российского посла недружественных принудительных мер из-за того, что он не согласился менять свои действия, отказываться от своей независимости и извиняться за то, чего никогда не происходило, то это возбудило их еще больше. На нас понятным образом стали сваливать все грехи и неудачи США. Мы используемся как какой-то громоотвод в том плане, что что-то произошло в Мексике, во Франции.

— Даже на Мальте…

— Где угодно — Россия, Россия, Россия. Простенько и удобно для тупой пропаганды. Избиратель, как говорится, вникает в очень простые лозунги CNN: «Россия в очередной раз вмешалась…» Если это повторять тысячу раз, то это осядет уже где-то голове.

«Я никого не идеализирую»

— Звучит так, как будто вы лично оправдываете президента Дональда Трампа. Но его никто не заставлял подписывать закон о поставках на Украину вооружений или августовский санкционный закон.

— Я никого не идеализирую. Надо, наверное, понимать, что в условиях, когда принимаются какие-то законопроекты большинством голосов (95%), президент думает уже не о том, какова сущность этого закона, насколько он реальный, правовой, легитимный или порядочный, а о том, что все равно его вето будет преодолено.

— А подписание закона о поставках на Украину вооружений? Барак Обама же не подписывал.

— Ответ тот же самый. Он прекрасно знает, что Конгресс его заставит это сделать. Если президент Дональд Трамп будет отказываться делать то, чего хочет подавляющее большинство членов Конгресса, а там такое большинство существует, еще раз говорю, его вето будет преодолено. Здесь уже вступает в силу американский менталитет внутриполитического характера. Если вето президента преодолевается, то независимо от того, насколько оно было справедливым, оправданным и отвечало долгосрочным интересам США, это поражение президента. Вот и все.

Когда президент США Дональд Трамп принимал меня в Белом доме, разговаривал с президентом России Владимиром Путиным в Гамбурге, а потом впоследствии они общались по телефону, я не увидел заряженности Дональда Трампа на некие действия, которые подрывали бы его предвыборные лозунги о том, что он хочет хороших отношений с Россией. Но так сложилось.

Сочетание как минимум трех факторов — поражение Хиллари Клинтон, внесистемность Дональда Трампа и необходимость объяснить, почему у США не все получается на международной арене (хотя можно еще дополнительно добавить) — обуславливают то, что сейчас происходит. По мере того как США втягиваются в этот очень неблаговидный процесс и видят, что Россия действует спокойно, без истерик (где-то мы ответили, но, я бы сказал, по минимуму), мы продолжаем двигаться вперед нашим курсом, продвигать свою политику по урегулированию конфликтов, работать на рынках, где американцы хотели бы нас потеснить, это начинает раздражать тех людей, которые двигали русофобскую повестку дня. Это печально.

Нас обнадеживает то, что в последнее время со стороны некоторых членов Конгресса, политологических кругов США, некоторых дипломатов негромко, в доверительных разговорах признаются абсолютная ненормальность такой ситуации и необходимость ее выправлять. Все при этом говорят, что не правы были те, кто нас пытался загнать в угол, видно, что нас изолировать не получается, достаточно посмотреть на график встреч и поездок президента России, других членов правительства, чтобы понять, что изоляция не получилась.

Они говорят, что понимают, что «перебрали» в этом вопросе, но предлагают нам сделать какой-нибудь шаг, чтобы они могли сказать, что Россия «подвинулась».

Газета «Коммерсантъ» №10 от 22.01.2018, стр. 1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *