Нам нужен развитый аутсорсинг — будущее инновационного бизнеса.

Нам нужен развитый аутсорсинг — будущее инновационного бизнеса.
Новые идеи, изобретения
1

Аналог гражданского общества в бизнесе — промышленный аутсорсинг и инновационный прорыв России.

Сергей Недорослев — сопредседатель «Деловой России».

Отрасль металлообработки развивалась примерно по одному сценарию в разных странах: работали ремесленники, появлялись небольшие мастерские, которых со временем становилось всё больше. Несмотря на то что сегодня развитие технологий находится приблизительно на одном уровне, различия между российской и западной практикой в этом смысле заметны. В чем отличие российского станкостроения от зарубежного и можем ли мы создать такую промышленную систему, которая позволит зарабатывать сотням небольших производственных компаний, как это сейчас и происходит в мировых станкостроительных центрах?

В России пока нет такой инфраструктуры, как в Европе, где можно разместить заказ на производство детали сотням небольших предприятий. Ведь завод будущего — это команда, которая может сосредоточить все усилия на том, чтобы задумать и спроектировать нужный станок, собрать и отладить его. А затем быть в контакте с клиентом, обслуживая его, мгновенно выполняя все его просьбы. «Надстройка» к этому — сеть партнеров как внутри страны, так и и по всему миру, где производят железо и софт. Технические прорывы начинаются, когда вокруг создана инфраструктура.

Один мой коллега — производитель очень важного и точного узла для станков — поделился как-то своими наблюдениями об опыте работы его филиала, который он решил открыть в Китае. На предприятии было закуплено то же качественное оборудование, что и в Швейцарии, отлажены процессы управления и контроля качества, все вроде бы хорошо, но производство не шло. Почему? Он лично приехал понять, что не так. Ни в первый, ни во второй день он ничего не обнаружил, всё, казалось, было как в его тихой деревне в Швейцарии. Люди очень старательные и профессиональные. Но на третий день он подошел к окну и увидел очередь из людей, которые стояли недалеко от производственного цеха, прямо под окнами. Как оказалось, они ждали, что кто-то из сотрудников завода может быть уволен из-за малейшей оплошности или ошибки и на его место возьмут человека из этой очереди. О каком личностном отношении к делу может идти речь, если люди находятся в постоянном страхе быть уволенными? Они собирают важный продукт, от них требуется концентрация, точность и стабильность, а у них руки трясутся от того, что под их окном очередь из претендентов занять их место!

Вместо того чтобы учить сотрудников исправлять свои ошибки, их просто заменяют другими! Никто из работников даже не думает о том, что свое мастерство нужно оттачивать годами и десятилетиями, вкладывать свой опыт и душу в производство каждой детали, чтобы поддерживать репутацию завода как одной из самых качественных производственных площадок. Именно такое отношение к делу лучше всего проявляется в небольших, практически семейных компаниях-мастерских.

Именно поэтому я убежден, что модель работы крупных национальных промышленных лидеров с тысячами небольших компаний-мастерских эффективна и с точки зрения экономики, и с точки зрения обеспечения технологического лидерства страны. Россия исторически шла иным путем. У нас на ментальном уровне не развита практика аутсорсинга в промышленности, компании всё хотят делать сами, как и 50 лет назад. А нужно срочно создавать благоприятные условия, нацеленные именно на развитие и рост небольших машиностроительных производств.

Президент России сказал, что к 2030 году доля малого и среднего бизнеса на рынке должна достичь 40%. Но исключительно своими усилиями эти предприятия, конечно, не смогут добиться таких показателей. Таким компаниям нужно помочь. И уже начали помогать. В Фонде развития промышленности, к примеру, разработана система поддержки небольших промышленных производств, которая помогает им встать на ноги.

Пока, конечно, в условиях исторически сложившейся у нас системы предприятий-гигантов сами заводы, как правило, не горят желанием отдавать работы на аутсорсинг. Все технологические процессы хотят делать сами, а эффективно это или нет — уже и не важно. Чем выше получится стоимость, тем больше денег это принесет «промышленному монстру».

Но даже несмотря на это, у нас постепенно начинают появляться машиностроительные предприятия, где работают 50 человек, а выручка достигает $5–10 млн. Такие компании создают разветвленный технопарк из небольших предприятий, причем они полностью загружены заказами. Экономически уже доказано, что это — самая эффективная производственная ячейка. И для нашей страны работает то же самое правило.  Эффективнее человечество ничего не придумало.

«Известия»,26 октября 2017.

One Comment

  1. Петр says:

    «В России пока нет такой инфраструктуры, как в Европе, где можно
    разместить заказ на производство детали сотням небольших предприятий.»
    ………………………………………………………………
    Подобное размещение заказов на производство деталей на Западе называют
    промышленным аутсорсингом.
    В России похожее было и есть в настоящее время в строительстве, называемое
    подрядом (аналог аутсорсинга).
    Есть генеральный подряд у генерального подрядчика, и есть у субподрядных
    организаций субподряд на производство специализированных работ.
    Эти дела мне хорошо знакомы, т.к. более 15 лет работал в строительстве.
    Поэтому негоже хорошие названия заменять на неудобоваримые иностранные аналоги.

Добавить комментарий для Петр Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *