Москва, смотри, с кем связались российские регионы – с Китаем.

9 июня, 2017 | от analytics | в категориях: Политика и экономика, Экономика и бизнес
Москва, смотри, с кем связались российские регионы – с Китаем.
Политика и экономика
0

Павел Кобер

Новость о том, что Россия направила в Международное бюро выставок заявку на проведение «ЭКСПО-2025» в Екатеринбурге, застала нас в Китае, где делегация уральских и сибирских журналистов по приглашению Генерального консульства КНР в Екатеринбурге знакомилась с особенностями экономического и социального развития Поднебесной.

Первая мысль — в случае победы Екатеринбурга уральская столица, получив масштабное федеральное финансирование и открывшись миру, имеет шансы совершить качественный рывок в своем развитии, как это произошло с олимпийским Сочи, Казанью после Универсиады или Владивостоком после саммита АТЭС. Мысль вторая — почему у российских городов и регионов есть только шанс (причем мизерный) развиваться вот так, скачками? И как при этом выживать небольшим территориям, вроде Кургана или Ижевска, у которых возможности стать мировым центром на период проведения крупных международных мероприятий нулевые?

А знаете ли вы, сколько, например, в том же Китае центральное правительство выделило средств городу Ханчжоу на организацию и проведение в 2016 году саммита лидеров стран «Группы 20»? Ноль юаней. Потому что развитые китайские города и провинции оставляют себе достаточные объемы налоговых сборов, чтобы не выпрашивать себе у Пекина субсидии как дотационные территории. И это при том, что в отличие от российских краев, областей и республик, китайские провинции не имеют статуса субъектов федерации, то есть не наделены частью государственного суверенитета. В России же федеральное правительство сегодня демонстрирует полную неспособность предложить более-менее эффективную стратегию регионального развития, вот и приходится рассчитывать только на проведение мероприятий мирового масштаба. Хоть это и шанс, выпадающий раз в столетие.

Опыт КНР ценен для российских регионов тем, что китайские провинции, в отличие от гиперцентрализации в РФ, развиваются сбалансированно, а также тем, что современная внешнеэкономическая стратегия Китая «Один пояс и один путь» включает в свою орбиту в том числе и Уральский регион. И, пока мысли федерального центра сконцентрированы на программе реновации Москвы, этот последний фактор может существенно поспособствовать экономическому подъему уральских субъектов РФ, особенно Челябинской, Оренбургской, Свердловской областей и Башкирии.

Помечтаем с китайцами

Есть у китайцев мечта, официально закрепленная в документах последних партийных съездов и пленумов. Она более приземленная и реальная, чем советская мечта о построении коммунизма. Сформулировал ее председатель КНР Си Цзиньпин: «К середине XXI века (к 2049 году, столетию основания КНР. — Ред.) мы построим сильное, богатое, демократическое, цивилизованное и гармоничное современное социалистическое государство и осуществим мечту всех китайцев о великом возрождении китайской нации».

Если бы такие слова произнесла, к примеру, фрау Меркель о «великом возрождении германской нации», то столкнулась бы, мягко говоря, с недоумением всего мирового сообщества. Китай — иное дело.

С начала XIX по середину XX века он пережил неприкрытую агрессию со стороны практически всех ведущих мировых держав, в результате существенно отстал в развитии. Поэтому возрождение китайской нации воспринимается как наверстывание упущенного, в том числе во внешнеэкономической деятельности, чтобы занять причитающееся и никем не оспариваемое высокое место.

— У китайцев есть мечта. Однако, во-первых, это не мечта Германии и Японии времен Второй мировой войны: мы не ставим перед собой цель, подобно им, завладеть ресурсами и установить господство над миром с помощью войны. Во-вторых, это не мечта Советского Союза времен холодной войны: мы не станем, подобно бывшему СССР, устраивать противостояние в рамках холодной войны, проводить внешнюю экспансию и стремиться к гегемонии. В-третьих, это и не мечта США, которые развиваются за счет огромного энергопотребления и расходования ресурсов, — поясняет ученый, член Постоянного комитета Народного политического консультативного совета Китая Ли Цзюньжу. — Это означает, что Китай в процессе борьбы за индустриализацию и модернизацию преследует свою, китайскую мечту, а именно — строит социализм с китайской спецификой и отстаивает уникальный путь мирного развития.

Можно сказать, что во внешнеэкономической деятельности китайская мечта выражена в доктрине «Одного пояса и одного пути», которая уже активно реализуется на пространствах Евразии и Африки. Нас, уральцев, в первую очередь интересует ее сухопутная составляющая — «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП). Например, в декабре прошлого года начал функционировать на регулярной основе железнодорожный грузовой маршрут из Сианя (провинция Шэнси, Северо-Западный Китай) в Москву. Поезд преодолевает расстояние 7,4 тыс. км по территории Китая, Казахстана и России (включая Южный Урал) за 11 суток. Формируются и другие железнодорожные и автомобильные грузовые маршруты из Китая в Европу, в том числе через российские регионы.

Но в корне неверно представлять ЭПШП исключительно как способы ускоренной доставки китайских товаров российским и европейским потребителям. Всё гораздо круче.

— В странах ЕАЭС, особенно в России и Казахстане, из-за экономической структуры, зависящей от экспорта энергоресурсов, экономика сталкивается с большими трудностями на фоне спада международных цен на энергоносители. Поэтому модернизация отраслевой структуры для них не менее актуальна. Китай в настоящее время переходит от экспорта товаров к наращиванию экспорта инвестиций, производственных мощностей и услуг, — отмечает доцент Института экономики китайского Народного университета Чжан Гофэн.

Эту тенденцию подтверждает и сопредседатель Китайского аналитического центра по вопросам глобализации, бывший замминистра иностранных дел Китая Хэ Яфэй:

— Экономическая глобализация вступает в новый этап развития, как следствие, китайские инвестиции за рубежом также сталкиваются с важным переломным моментом. С первых шагов проведения политики реформ и открытости осуществляется переход от старой модели, при которой приоритет отдается привлечению иностранного капитала, к новой, при которой одновременно осуществляются привлечение иностранного капитала и внутреннее, собственное инвестирование. К тому же на сегодняшний день последнее опередило первое.

При этом китайцы понимают, что геополитическая ситуация в мире меняется: расширяются введенные США и другими развитыми странами дискриминационные ограничения на китайские инвестиции, особенно на инвестиции госпредприятий. В этих странах набирают обороты тенденции деглобализации и протекционизма. В то же время китайским инвесторам все более открываются рынки развивающихся стран, к которым китайцы причисляют и Россию.

Инфраструктурное строительство — основа для прихода ЭПШП в реальное хозяйство, в том числе российских регионов. Речь идет о перспективном участии китайских инвесторов в развитии современной сети автомобильных и железных дорог, складской логистики, телекоммуникаций, модернизации промышленных производств, обеспечении финансовой поддержки. Но для этого должны быть созданы особые правовые условия. Год назад начались переговоры Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с Китаем о строительстве зоны свободной торговли (ЗСТ) в рамках сопряжения ЭПШП и ЕАЭС.

— Безусловно, создание зоны свободной торговли между Китаем и ЕАЭС столкнется с рядом трудностей. Это длительная работа, — прогнозирует Чжан Гофэн. — В ходе продвижения проекта о ЗСТ необходимо учитывать правила и положения в разных странах, эффективно осуществлять свободное обращение товаров, капитала, технологий и рабочей силы. Необходимо с учетом возможного ситуативного спектра устанавливать и таможенные тарифы, должны быть четко сбалансированы интересы сторон и обеспечен общий выигрыш. В этом смысле можно заимствовать опыт строительства ЗСТ между Китаем и АСЕАН, когда она выстраивалась снизу вверх, после «созревания условий» шла модернизация, а затем осуществлялся выход на более высокий уровень. Китайские ведомства должны требовать от отечественных предприятий, особенно государственных, чтобы они ответственно инвестировали в страны-парнтеры.

ЕАЭС, соблюдая принципы сотрудничества и взаимной выгоды, местные законы и правила, уделяя повышенное внимание сохранению экологии, стараясь увеличивать количество наемных работников среди местного населения и реально содействуя развитию местной экономики.

expert.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *