Какие судебные приставы нам нужны.

21 апреля, 2017 | от analytics | в категориях: Аналитика, Социология
Какие судебные приставы нам нужны.
Аналитика
0

Взыскательное государство

Юрист Тимур Бочаров и социолог Алексей Кнорре об эффективности работы приставов

Федеральная служба судебных приставов – относительно малоизвестное ведомство. Обычно человек вспоминает о его существовании, когда слышит очередную новость о том, как судебные приставы выселяют кого-то из квартиры, сносят незаконную постройку или арестовывают имущество. Работа в ФССП считается менее престижной, чем работа в суде, прокуратуре или полиции. При этом судебные приставы – важные люди, которые призваны обеспечивать принудительное исполнение судебных решений. В последнее время все чаще звучат критические голоса о том, что вся судебная система работает вхолостую из-за неэффективности судебных приставов. Организация или гражданин могут потратиться на госпошлину и адвоката, пройти через все стадии судебного процесса, получить решение в свою пользу, но в реальности не получить ничего. Насколько обоснована такая критика?

Если посмотреть на официальную ведомственную статистику службы за 2016 г., то мы увидим не столь печальную картину. В прошлом году судебные приставы работали примерно с 81 млн исполнительных производств, из которых большинство (58%) было окончено фактическим исполнением («фактом» на профессиональном жаргоне приставов). Это означает, что судебному приставу удалось полностью взыскать сумму долга или обязать должника совершить какие-либо действия. Лишь на втором месте идет тот способ окончания, с которым связаны обвинения в неэффективности ведомства, а именно акт о невозможности исполнения («акт»). По такому основанию было завершено 14 млн дел, или 27% от общего количества. Наконец, третий тип окончания исполнительных производств – в связи с истечением срока давности (5 млн, или 10%). Оставшиеся 5% исполнительных производств оканчиваются по совсем редким основаниям: взыскатель добровольно отказался от взыскания долга, должник умер и т. д.

Может показаться, что этой статистики достаточно, чтобы отмести все обвинения в низкой эффективности ведомства. Однако количественные данные в обобщенном виде не позволяют увидеть важные вариации. Необходима разбивка по разным категориям дел, поскольку в реальности исполнительные производства сильно отличаются друг от друга трудоемкостью, размером требований взыскателя и сутью работы судебных приставов. Мы обнаружим, что самую массовую долю исполнительных производств составляют дела по штрафам ГИБДД за нарушение правил дорожного движения – это приблизительно треть от общего количества. И они вносят наибольший вклад в положительные показатели ведомства по взысканию долгов (78% всех производств по штрафам ГИБДД оканчиваются «фактом»).

Как собирать долги

Этому есть несколько объяснений. Весь процесс взыскания по этим долгам автоматизирован от начала и до конца. Правонарушение чаще всего устанавливается устройством видеофиксации, сотрудник ГИБДД автоматически формирует постановления о взыскании штрафов (судебное решение не требуется) и массово направляет их в службу судебных приставов в электронном виде. Там пристав опять же большими пакетами отправляет в банки электронные постановления о списании денежных средств, деньги списываются со счета, производство успешно окончено. Пристав способен справляться с огромным объемом таких дел – в текущем производстве у него может быть до 3000 дел. Такие дела имеют больше перспектив, поскольку средняя сумма штрафа составляет 500–1000 руб. и человек, имеющий в собственности машину, как правило имеет счет в банке и способен оплатить такую сумму. Необходимо принимать во внимание организационные стимулы ведомства, где пополнения в государственный бюджет являются положительными показателями работы сотрудников. Если мы возьмем не только штрафы ГИБДД, а все дела, в которых взыскателем выступает государство (в лице налоговых органов, пенсионного фонда и т. д.), а должником – гражданин, то увидим очень неплохие показатели: 51% дел закончились фактическим исполнением.

В других категориях дел картина менее радужная. Например, долги физических лиц кредитным организациям образуют почти 5 млн производств, в денежном выражении исполнительные производства по таким делам составляют астрономические 2,2 трлн руб. Однако фактическим исполнением завершается только 18% таких производств, больше половины оканчивается невозможностью взыскания. Если брать шире все категории дел, по которым юридическое лицо выступает взыскателем, а должником является гражданин, ситуация выглядит ненамного лучше: фактическим исполнением оканчивается лишь 28% дел. Все становится совсем плохо в категориях дел «физлицо – физлицо» или «юрлицо – юрлицо», где доля фактического исполнения составляет 14% и 13% соответственно.

Таким образом, государственные интересы по взысканиям в бюджет удовлетворяются довольно хорошо, но частные интересы страдают.

Значит ли это, что ФССП является неэффективным ведомством? Лишь отчасти, поскольку многие проблемы локализованы на стадиях, предшествующих появлению исполнительного производства. Банки и микрофинансовые организации выдают кредиты со слабыми шансами на возврат; суды не удовлетворяют ходатайства об обеспечительных мерах на начальных стадиях процесса, когда должник еще не вывел имущество; налоговые органы недостаточно активно исключают недействующие фирмы из реестра юрлиц и продолжают начислять им недоимки. Но даже сдвиги в этих областях не принесут положительного эффекта без организационных изменений внутри ФССП, более рационального распределения нагрузки и изменения системы ведомственных показателей.

Extra Jus: Взыскательное государство.

Ведомости № 4306 от 20.04.2017.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *