Что такое «культурный троцкизм»

12 февраля, 2015 | от analytics | в категориях: Аналитика

Пол Готфрид

Пожалуй, «культурный троцкизм» — наиболее подходящее название для многих левых движений современной Европы, воодушевленных перспективой перманентных культурных изменений и социального конструирования, придумываемого бюрократией. Для реализации такой левой программы не нужны ни пролетарское сознание, ни социалистическое планирование экономики. Во Франции она влечет за собой борьбу с теми, кто сочтен недостаточно мультикультурным или заподозрен в воображаемом духовном родстве с «фашистским» режимом Виши. Массовое французское издание Le Figaro-Magazine, подвергшее критике эту политику открытых обвинений, отмечало, что французская пресса и интеллигенция каждый день вновь и вновь выволакивают «из гробов тех, кто назначен в коллаборационисты, и вновь и вновь расстреливают их. Речь идет уже не о нюансах. Вот они, человеческая грязь и отбросы, не сумевшие противостоять фашизму; вот они, коллаборационисты».

Исследователь творчества Хайдеггера Ален Финкелькро, автор еврейского происхождения, в статье в Le Figaro-Magazine заявил, что он порицает это антифашистское «манихейство», которое «вместо политического понимания мира навязывает упрощенную схему этического дуализма». Превосходя в вульгарности, пожалуй, даже нацистскую риторику, троцкисты от культуры и антифашисты свели политический дискурс к «медицинскому, биологическому словарю искоренения». Так, Жан-Пьер Шевенман, французский радикальный социалист и при этом критик национальной дезинтеграции, был подвергнут во французской прессе такой же дикой травле, как консервативный националист Ле Пен. Стоило ему выразить озабоченность падением рождаемости во Франции, как левоцентристское издание L’Express (1 февраля 1996 г.) обвинило Шевенмана в «тайной националистической ностальгии, которая источает миазмы семейных ценностей далекого прошлого». Говорилось, что его обращения к французским рабочим, направленные против Евросоюза, и одобрение шведских социалистов, предоставивших государственные субсидии женщинам, решившим создать семью, — «скрытый антифеминизм». Хотя Шевенман является социалистом в сфере экономики, его обвиняют в тайном участии в «красно-коричневом» заговоре против мультикультурализма.

Левый еженедельник Libération с 1979 года ведет борьбу за правовое и общественное признание гомосексуального образа жизни и даже педофилии, считая эту борьбу неотъемлемой частью марксизма. В подборке о гейпараде, опубликованной 26 июня 1999 года, Libération представил борьбу с гомофобией как центральную часть борьбы левых сил с фашизмом: «Гомофобия, этот отпрыск злой бестии, порожденной расизмом, требует нашей неусыпной бдительности». В связи с этим журнал требует настойчивости «не только в битве за расширение прав, но также в сфере человеческих эмоций, там, где все уже извращено утвердившейся культурой и политическими символами».

Своего рода чувство вины «по ассоциации» сквозит в нескольких редакционных статьях, опубликованных газетой Le Monde в 2000 году в связи с планом перезахоронить в Пантеоне прах французского композитора XIX века Гектора Берлиоза. Поскольку Берлиоз написал оперу «Троянцы» по мотивам эпической поэмы римского поэта Вергилия «Энеида», посвященной истокам и славе племени латинян, получается, что чествование Берлиоза равноценно прославлению Муссолини и его задекорированного под Древний Рим фашизма. Цитируя предостережения Жана Кана, Филиппа Оливье и Готфрида Вагнера, Le Monde вроде бы предлагает пересмотреть это решение, тем более несвоевременное, когда достойные люди трудятся над искоренением остатков фашизма. «Акт величайшей серьезности», перезахоронение Берлиоза, которое пришлось-таки отложить, Le Monde связывает с другой зловещей перспективой — разрешить исполнение в европейских концертных залах музыки Берлиоза, сюжетно связанной с европейскими национальными преданиями.

Сегодня этот вошедший в моду пост-марксистский стиль изрыгания проклятий применяется против национальной гордости европейских народов, которая объявляется проявлением «петенизма», «нацизма» или отрицанием Холокоста, хотя к национальной гордости народов «третьего мира» это не относится. Так, книга французского социолога Поля Йонне «В эпицентре французской болезни», в которой он анализирует утрату национальной идентичности в своей стране, подверглась нападкам Le Monde и Nouvel Observateur за игнорирование преступлений вишистского режима. Тот, кто недоволен исчезновением во Франции национального чувства, якобы оправдывает депортацию нацистами евреев из Парижа в 1942 году — по крайней мере косвенно. Каким-то образом (каким именно — так убедительно и не объяснено) немецким нацистам и их французским пособникам оказывается на руку социология Йонне. В других странах получают распространение свои эмоциональные ассоциации подобного рода. В Германии и социалисты, и пресса обрушились на спонсоров плана создать в Берлине центр в память послевоенных немецких беженцев, потому что этим будет проявлено пренебрежение по отношению к Холокосту. То же самое происходит и с другими людьми, привлекающими внимание к политически некорректным объектам исследований, таким, как ковровые бомбардировки немецких городов союзниками, начиная с 1943 года и до конца войны, или массовое изнасилование немецких и восточноевропейских женщин советскими солдатами, наступавшими на Запад в 1945 году22. Любое проявление внимания к неблаговидным действиям, совершенным по отношению к немцам, в том числе с советской стороны, не может не содержать в себе скрытое намерение пересмотреть историю Холокоста. И законодательные запреты здесь, пожалуй, даже менее существенны, чем политическое и журналистское неодобрение.

 

Пол Готфрид, Странная смерть марксизма, ИРИСЭН, Мысль, Москва 2009, 249 с. Перевод с английского: Б. Пинскер

One Comment

  1. Петр says:

    » . . . французская пресса и интеллигенция каждый день вновь и вновь выволакивают «из гробов тех, кто назначен в коллаборационисты, и вновь и вновь расстреливают их.
    Речь идет уже не о нюансах. Вот они, человеческая грязь и отбросы, не сумевшие противостоять фашизму; вот они, коллаборационисты».
    …………………………………………………………………………………………………………..
    А мне так кажется, что вся Франция это страна «коллаборационист».
    Увильнула от войны. Имитировала сопротивление.
    Жила в своё удовольствие. Работала на Германию, а добровольцы воевали против СССР.
    Разделилась на две части при помощи Гитлера.
    Одна часть имитировала оккупацию, а другая — реально охраняла свои колонии от союзников до окончания победы Гитлера, чтобы их благополучно передать ему.
    Разве это не признаки страны — коллаборациониста. Самые настоящие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *