Основные истоки «нацистского богословия» религии Третьего Рейха

3 октября, 2014 | от analytics | в категориях: Аналитика
Основные истоки «нацистского богословия» религии Третьего Рейха
Аналитика
0


Георгий Вермишев

Обращаясь к вопросу о месте религии в системе политической пропаганды, мы неизбежно сталкиваемся с проблемой политической мифологии, не решив которую сложно продолжать исследование. Современные исследователи этого явления признают, что политический миф вполне может считаться типом идеологического воздействия, а значит — быть содержанием пропаганды.

Именно политический миф и является предметом нашего исследования. Место религии в политическом мифе нацистской Германии определили два ключевых фактора. В отличие от Италии в Германии не было единой церкви, с которой можно было бы легко договориться. Поэтому при конструировании новой модели национальной идентичности нацисты вынуждены были апеллировать к древнегерманскому периоду своей истории. Однако, чтобы сохранить власть, руководству Третьего рейха приходилось считаться с католической и протестантскими церквями. Следствием этого стал и противоречивый характер молодежной политики, на материалах которой мы будем основываться.

Первые серьезные работы по проблеме политической мифологии относятся к началу XX века, когда новые глобальные идеологии фашизма и коммунизма только зарождались. Уже Г. Лебон обращает внимание на иррациональность восприятия толпой навязываемых политической элитой идеологем и сходство формирования таких коллективных представлений с мифотворчеством. Собственно, именно Лебон вводит в научный оборот понятие «толпы» или «массы», которое затем подробно проработает Х. Ортега-и-Гассет. Следующий важный шаг сделал Ж. Сорель, прямо назвавший коллективные представления толпы мифами (правда, «социальными»). Классиком же в исследовании политической мифологии можно считать Э. Кассирера, изучавшего ее на живом примере европейского фашизма. Исследователь подчеркивал иррациональную природу нацистского мифа и магическую роль вождя; указывал на то, что политический миф (в отличие от органического) сконструирован искусственно; выявил связь мифа с политическими ритуалами. Кассирер подчеркивал, что в отличие от традиционных деспотий миф в тоталитарных государствах полностью пронизывает все сферы человеческой деятельности — язык, право, искусство и т. п. (Cassirer, E. (2008) The Myth of the State. New Haven: Yale University Press; Cassirer, E. (1995) Symbol, Technik, Sprache. Hamburg: Felix Meiner Verlag;)

Серьезный прогресс в исследовании политической мифологии наметился со второй половины XX века, когда в качестве предмета ученые стали рассматривать более стабильные демократические системы, в частности, политическую систему США. Здесь тоже обнаружились свои политические мифы, однако их исследование позволило говорить о доле рациональности при формировании политического мифа. В частности, М. Эдельман подчеркивает, что миф рождается из-за того, что массам некогда вдумываться в каждую отдельную ситуацию и проще принять готовый шаблон. Постоянно повторяясь, они репрезентируют сами себя, формируя повестку дня (зачастую — позитивную) и помогая обществу взаимодействовать с элитами. Для тоталитарных обществ эти современные подходы могут быть применимы лишь отчасти. Действительно, в целях экономии времени и энергии массы готовы принимать готовые религиозные шаблоны, но говорить о какой-либо рациональности или позитивной повестке здесь вряд ли приходится. Напротив, фашизм имеет сугубо иррациональные корни.

Стержнем национал-социалистического воспитания можно считать идеологию Blut und Boden («Кровь и почва»). С одной стороны, она провозглашала чистоту арийской расы и ее физическое превосходство. С другой — демонстрировала внутреннюю связь с родной землей, ее культурными традициями и древнегерманским культурным наследием. Кроме того, она стала основой для выработки концепции о расширении жизненного пространства — концепции «тотальной войны». Впервые она была сформулирована генералом Э. Людендорфом еще в 1935 году (Людендорф Э. Ведение тотальной войны. // Военный зарубежник. № 4. 1936.), но наиболее ярко оформлена в речи Геббельса во Дворце спорта в 1943 году (Геббельс Й. Речь о тотальной войне.). Применительно к вопросу о взаимоотношениях нацистского государства с немецкими церквями идеология Blut und Boden привела к концепции «позитивного христианства», которая впервые встречается еще в программе НСДАП 1920 года. В концепции «позитивного христианства» расистские идеи увязывались с христианским мировоззрением. В частности, отвергался Ветхий завет, Христос объявлялся арийцем, а на первое место выходили интересы нации, демагогически увязанные с принципом любви к ближнему.

Нельзя сказать, что эти идеи были принципиально новыми для немецкого общества. Расистская теория «крови» зародилась еще в XIX веке — как ни странно, во Франции, где ее активно развивал Ж. Гобино; еще одним ее идеологом стал англичанин Х. С. Чемберлен. На «возвращении к корням» настаивали представители течения «консервативной революции», сформировавшегося после 1918 года. Но корни германской политической мифологии уходили еще глубже: как показал О. Ю. Пленков, она начала зарождаться еще в эпоху Наполеоновских войн, активно развивалась под влиянием травматических событий Первой мировой войны и окончательные очертания приобрела в годы Веймарской республики. Значительную часть этих идей и настроений, связанных с этнической и культурной разорванностью немцев, впитал в себя и национал-социализм.

Особую роль в формировании нацистской идеологии сыграло консервативное движение «фелькише» (Völkische Bewegung), появившееся в конце XIX века под влиянием оккультистов Г. фон Листа и Й. Л. фон Либенфельса. Именно для «фелькише» характерна апелляция к древнегерманской культуре как стержню арийской расы. И если идеологи фашистской Италии выстраивали новую имперскую идентичность на базе христианских ценностей, то нацистам пришлось апеллировать именно к древнегерманской культуре, романтизированной представителями «фелькише». Принципиальная разница заключалась в том, что Италия была конфессионально целостным государством, а ее история позволяла апеллировать к христианскому периоду Римской империи.

В Германии эта модель не работала, немецкие идеологи должны были считаться с тем, что Реформация расколола общество на протестантов и католиков. Второй рейх 1871 года ознаменовался политикой Kulturkampf (межкультурной борьбы), в которой Бисмарку активно противостояла католическая Партия Центра. К тому же в его состав не входила Австро-Венгрия, основу населения которой составляли католики. Что касается Священной Римской империи, то апеллировать к ней было также невозможно, так как в этом случае значительный акцент был бы сделан на католической традиции. В этой ситуации именно древнегерманская «арийская» культура показалась той идеологемой, которая могла бы объединить разные группы этнических немцев.

Но основой для формирования нацистского политического мифа стало не только чувство разобщенности немецкого этноса на фоне глубокого социально-политического кризиса, спровоцированного Первой мировой войной. На примере работ идеологов нацизма хорошо видно, что «триумф мифа над разумом» был спровоцирован еще и экзистенциальным, мировоззренческим кризисом, в котором европейское общество оказалось на рубеже столетий.

Это особенно хорошо видно на примере одного из идеологов нацизма — рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Йозефа Геббельса. По признанию биографов, это был «великий циник», беспринципно вравший своему народу, даже когда дни Рейха были сочтены. Однако между жизнью Геббельса до и после вступления в нацистскую партию существовал колоссальный разрыв, на который указывает исследователь нацистской пропаганды Р. Герцштейн. Истовый романтик и неудачник, тщетно искавший применение своему идеализму, — так характеризует Геббельса Герцштейн. Отец Геббельса был убежденным католиком и мечтал, чтобы сын стал католическим священником. Тем интереснее содержание романа «Михаэль», большей частью написанного Геббельсом еще в 1921 году, до связи с нацистами. В этом тексте отражено типичное для того времени разочарование в институте церкви:

«Сегодняшняя молодежь не против Бога, она против Его трусливых конфессиональных прислужников, которые во всем желают лишь обделывать с Ним выгодные делишки». ( Goebbels, J. (1942) Michael. Ein deutsches Schicksal in Tagebuchblaettern, s. 19. Munchen: Zentralverlag der NSDAP.)

В то же время очевидна столь характерная для этой эпохи экзистенциальная потерянность:

«Мы утратили нашу личную связь с Богом. Мы ни холодны, ни горячи. Наполовину христиане, наполовину идолопоклонники. … Народ без религии — все равно, что человек без дыхания. Конфессионализм выбыл из строя. Выбыл совершенно. Он больше не возглавляет фронт, но уже давно вытеснен в тыл. Оттуда он со всем своим презрением терроризирует любое образование новой религиозной воли. Ее ожидают миллионы, а их тяга остается несбывшейся. Не приспело ли наше время? Как бы хотелось в это верить. Однажды мы тоже проснемся в религиозном величии». (Ibid., s. 145.)

Неудивительно, но «ранний» Геббельс в значительной степени следует Ницше (и Достоевскому, которого он восхищенно цитирует) в его стремлении вернуться к потерянным истокам христианства, где Бог — не трансцендентное миру существо, а внутреннее начало человеческого духа. (Евлампиев И. И. «Посюсторонняя» религиозность Ф. Достоевского и Ф. Ницше // Вопросы философии. 2013. № 7. С. 121 – 132.).

Что характерно, «внутреннего бога» активно искал и самый ярый противник христианства Альфред Розенберг. В полном соответствии с формулой нацистского политического мифа он пишет:

«Сегодня просыпается новая вера, миф крови, вера в защиту вместе с кровью вообще божественной сущности людей. Олицетворяющая светлое знание вера в то, что нордическая кровь представляет собой таинство, которое заменило и победило старое причастие.» (Rosenberg, A. (1939) Der Mythus des 20. Jahrhunderts, s. 114. Munchen: Hoheneichen-Verlag.).

Гитлер был менее сентиментален, по крайней мере официально. В Mein Kampf он также выражает неудовлетворенность религиозными институтами, но это скорее негодование по поводу социальной роли церкви. Гитлер хотел прежде всего, чтобы церковь отстаивала национальные интересы, причем в протестантизме он видел для этого больший потенциал. Тем не менее он подчеркивал, что как религиозные деятели не должны вмешиваться в политические дела, так и политикам не стоит лезть в дела церкви. На практике этот принцип, разумеется, не соблюдался. Даже в Mein Kampf Гитлер дает понять, что оптимальной для Германии была бы единая христианская церковь.

Важно отметить, что в своей книге он нигде не высказывается о христианстве негативно и, напротив, даже критикует «Культуркампф». Несмотря на это, до сих пор предпринимаются попытки преподнести Гитлера как «антихриста», который считал необходимым искоренить христианство, заменив его обновленной древнегерманской религией. Как правило, отечественные исследователи церковно-государственных отношений в Третьем рейхе ссылаются на воспоминания Германа Раушнинга — соратника нацистов, бежавшего в 1939 году в США. В конце 1980-х немецкий исследователь В. Хэнель показал, что большинство громких заявлений, приписываемых Гитлеру в его книгах, являются подделкой.

Также нельзя считать достоверными многочисленные свидетельства об оккультных корнях нацизма. Безусловно, Общество Туле сыграло значительную роль в становлении нацистской партии, оно обеспечивало финансирование партии, а кроме того, многие видные нацисты были его членами. (Общество Туле (Thule-Gesellschaft) было создано в 1918 году. Его идеология базировалась на идеях пангерманизма, антисемитизма и ариософии. В Германии на тот момент проходили революционные события, так что Общество Туле функционировало скорее как политическая, нежели как сугубо оккультная организация.) Однако, как показал в своей монографии Н. Гудрик-Кларк, вся информация о «мистических учителях» Гитлера и участии его лично в Обществе Туле является художественным вымыслом, а значение оккультной мистики для нацистских лидеров, особенно для Гитлера, явно преувеличено.

 

Государство, религия, церковь в России и за рубежом, 2, 2014 [ 33 ]


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *